История Максима

У МАКСИМА ПОЯВИЛАСЬ РЕЧЬ, ПРОШЛИ ИСТЕРИКИ, ЕМУ СТАЛО ИНТЕРЕСНО С ДЕТЬМИ

Сегодня интервью с Натальей – мамой Максима, который занимается в нашем Центре уже три года.

СТРАННОСТИ ПОЯВИЛИСЬ БЛИЖЕ К ДВУМ ГОДАМ

«Максим развивался в раннем возрасте как все дети. Только не гулил, когда был малышом, и были нарушения сна. В остальном – ничего особенного я не замечала».

Ближе к двум годам Наталья увидела странности в поведении сына. Он не контактировал с детьми, совсем не говорил. Был период, когда у него возникали слова, но через пару месяцев они пропадали из оборота.

«Максим начал ходить в частный детский сад. Через какое-то время директор садика обратила мое внимание на то, что у Максима, вероятно, есть какие-то проблемы в развитии. Посоветовала показать его неврологу».

НЕВРОЛОГ СРАЗУ ПРЕДПОЛОЖИЛ АУТИЗМ

«Последовав совету, мы записались к неврологу. Врач с порога сказал, что у ребенка аутизм. Я по характеру не чувствительная, но опешила. До этого слышала про аутизм только на уровне просмотра фильма «Человек дождя». То есть, у меня было абсолютно обывательское, стереотипное представление об этом явлении. И серьезности проблемы я на тот момент не понимала. Ребенок же маленький, а ты живешь в надежде на будущее, на развитие. Надеешься, что все проблемы сгладятся, выправятся.

Ведь когда ходишь беременная, ты же не думаешь о плохом. Думаешь, что будет как у всех – сначала сад, потом школа. И я критически отнеслась к приговору невролога. Рассказала ему, что Максим очень хорошо собирает пазлы. Для его возраста это было поразительно. Все мои подруги удивлялись, потому что он пазлы собирал потрясающе. А невролог эту способность тоже отнес к признакам аутизма.

Года в 4 или 5 Максим потерял интерес к пазлам и стал с маниакальной увлеченностью собирать лего стандартного, маленького размера. Поражала его способность, несмотря на маленький возраст, считывать инструкции по сборке и четко собирать достаточно серьезные модели».

Наталья с сыном пошли на прием к другому неврологу. Он назначил разные обследования.

«Мы бесконечно куда-то ходили, что-то сдавали. У меня огромное портфолио всех заключений. Мы прошли курсы разнообразных процедур. Пытались повлиять на общее развитие Максима, простимулировать мозговую деятельность, но ощутимых результатов я не увидела».

ПРО «ДИАДУ» РАССКАЗАЛА ЗНАКОМАЯ

Когда диагноз «аутизм» стал неоспоримым фактом, Наталья начала искать варианты помощи.

«Моя знакомая водила сына в «Диаду». Она морально поддержала меня, остановив нарастающую панику и беспомощность, и рассказала мне об этом центре. В 3,5 года Максим начал посещать индивидуальные занятия в «Диаде».

У сына случались пугающие истерики, которые было невозможно погасить. Это происходило из-за любых изменений в его привычном укладе жизни - смены маршрута, новой одежды, еды. А из-за проблем с речью Максим не мог объяснить, что не так, что ему нужно. Выливалось это в страшный крик и плач. Обращенную речь он тоже не воспринимал, поэтому было сложно его в чем-то переубедить или уговорить.  Он просто не понимал, что ему говорят. С туалетом тоже были проблемы.

Сначала Максим ходил на индивидуальные занятия, 2 раза в неделю. Потом год посещал группу «Учимся, играя». А сейчас ходит в группу «Подготовка к школе».

«ВСЕ ОСНОВНЫЕ НАВЫКИ МАКСИМ ПРИОБРЕЛ В «ДИАДЕ»

Спустя некоторое время, в результате работы с терапистами Максим стал воспринимать обращенную речь. Специалисты «Диады» долго боролись с истериками и справились – сейчас их почти нет. А когда они случаются, можно уговорами снизить их градус, успокоить или переключить ребенка. Специалисты провели серьезную коррекцию поведения.

У Максима появилась речь! Мальчик знает все буквы и цифры. Учится читать, писать и считать.

«Все основные навыки сын приобрел в «Диаде». Заслуга Центра - Максим занимается с удовольствием. Он очень любит ходить в «Диаду», просится туда.

Еще мы ходим к логопеду здесь же. Появились очень большие подвижки в речи. Мы обращались к другим логопедам и только теряли время без видимых результатов. У Ольги Александровны абсолютно точное понимание, как найти подход к ребенку с РАС. Это очень помогает в практической работе. Для понимания состояния ребенка и определения направления в работе с ним она консультируется с куратором Максима по АВА.

Раньше у него была каша во рту. Сейчас появились правильные слоги и слова. Благодаря команде Центра удалось совершить большой прорыв в речи по сравнению с тем, что было».

ПРИКЛАДНОЙ АНАЛИЗ ПОВЕДЕНИЯ ПОМОГ НАУЧИТЬСЯ СПОКОЙНО НАХОДИТЬСЯ В САДИКЕ

Максим с трех лет ходит в обычный сад, в общую группу. Раньше он сидел отдельно один в уголке, и на него не обращали внимания. За ним осуществлялся только уход и присмотр. Ни в каких общих занятиях мальчик не участвовал.

«В последний год у сына прогресс в развитии, благодаря занятиям в Диаде. Максим стал контактировать с детьми, например, брать за руку. Всех детей называет по именам».

НАСТОЯЩАЯ ИНКЛЮЗИЯ В ДЕТСКОМ САДУ

Раньше воспитатели были против того, что Максим ходит в общую группу.

«Нас очень агрессивно выталкивали в спецгруппу, потому что воспитателям с Максимом было неудобно. Он доставлял много дополнительных беспокойств. Они не знали, как с ним себя вести».

Несмотря на активное противостояние, Наталья решила оставить Максима в группе с нейротипичными детьми, чтобы он мог видеть пример поведения, тянуться за ними.

Особенности и диагноз Максима Наталья не афишировала и ни с кем в саду это не обсуждала, просто продолжая водить его в группу. Но, чем старше становились дети, тем сильнее обнаруживались их с Максимом различия, которые уже невозможно было игнорировать. Кроме того, несмотря на то, что все дети росли вместе с ясельного возраста и привыкли друг к другу, Максима начали обижать ребята в группе.

«Я написала обращение к родителям с просьбой о поддержке. В нем рассказала об особенностях Максима и объяснила, что его нахождение в группе очень важно для его развития. А другим детям это поможет научиться уважать различия и быть добрыми. Мамы восприняли это очень доброжелательно. На следующий день ко мне подошла одна девочка и сказала, что теперь будет Максима защищать».

БОЮСЬ ЗА БУДУЩЕЕ СЫНА, НО РАБОТА И ДРУЗЬЯ ПОМОГАЮТ ДЕРЖАТЬСЯ НА ПЛАВУ

Так получилось, что Наталья воспитывает сына одна. Кроме сына женщина опекает пожилую маму, которая не может ходить и живет с ними.

По профессии Наталья – следователь. Подполковник в отставке. Из декретного отпуска она вышла, когда Максиму было 1,5 года, но работать полноценно не успевала – постоянно ходили по обследованиям. Ушла на пенсию по стажу и сейчас занимает гражданскую должность.

«Иногда я вижу в метро странных парней, которые разговаривают сами с собой. Я вижу в них своего уже взрослого сына, и глаза наполняются слезами. Мне страшно за его будущее. Очень надеюсь, что общество сможет сформировать комфортную среду для таких некомфортных людей. Прежде всего – в своем внутреннем отношении к ним, а потом уже и инфраструктурой.

Не унывать мне помогают встречи с моими друзьями, и общение на темы, далекие от аутизма. Это держит меня на плаву».

Наталья справляется с ролью «особой мамы», делает для сына все, что может, и мальчик развивается, идет вперед. Пусть прогресс будет и дальше!